.магический мир Ланетта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » .магический мир Ланетта » Факультет "Магии и меча" » Комната Фальфарелло и Сайрона


Комната Фальфарелло и Сайрона

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Половина Фальфарелло:
Тяжелый, черный полог нависает как летучая мышь над тисовой кроватью юноши. Спинку обрамляет тонкая резьба и надписи на каком-то непонятном языке. Ложе всегда идеально заправлено, а простыни кристально белые и кажется, что блестят, если солнцу удаетсядо них дотянуться. Но это не так легко, как кажется, ибо она расположена в дальнем углу комнаты, когда лучи света дохотят только один раз и это настолько мимолетное действие, что порой неудается уловить его человеческим глазом. Возле кровати стоит тумбочка, на которой неровной стопкой лежит куча книг. наверное это единственная аляпистость, которую юноша мог себе позволить, поскольку книги он читал всегда, везде и помногу, а когда доступные рессурсы иссякают, он берется перечитовать что-нибудь из старых экземпляров. Помимо книг, там хватило места для всевозможных видов свечей и одинокой засохшей чернильницы с торчащим оттуда малость потрепанным орлиным пером.В противоположном углу от кровати стоит огромных размеров платяной шкаф, эдакое вместилище однотипных белых рубашек, галстуков различных цветов и размеров (но преобрадающий, естественно, черный). Впрочем большую часть шкафа занимают несчастные книги, на различных языках, но саоме дорогое сокровище лежит у Фарфарелло под матрасом - томик Ницше "Так говорил Заратустра" на немецком языке. Юноша долго выбирал своего фаворита из двух лидеров: "Mein Kampf" и Ницше - и, как вам уже известно, остановил свой выбор на последнем.
Половина Сайрона:
Половина комнаты Сая хоть и обставлена добротной дубовой мебелью, но нет в ней присущего покоям мальчишки хаоса, здесь царит первозданный порядок, иногда может сложиться ощущение, что здесь вообще никто не живет. На мебели – гарнитуре, лакированном черным лаком, ни пятнышка, ни скола, ни царапины. Широкая кровать под тяжелым бархатным балдахином цвета ночного неба с золотистыми кистями всегда безукоризненно заправлена, разумеется за исключением того времени, кого Сайрон на ней спит. Рядом стоит тумбочка, на которой всегда графин с чистой водой, а рядом – бокал. В ящиках хранятся щетки для волос и другие предметы личной гигиены. Над тумбочкой – высокое прямоугольное узкое зеркало в тяжелой раме. Напротив кровати – массивный (как и весь гарнитур) письменный стол с кучей ящиков для бумаг и принадлежностей. Что скрывают ящики, известно лишь владельцу, ведь все они запираются на ключ, с которым хозяин комнаты не расстается. На столе – записная книжка, чернильница, в специальной подставке красуются пара идеально заточенных карандашей, перочинный ножик, острый как бритва и несколько гусиных перьев с черным оперением, рядом канделябр на пять свечей – пожалуй, единственное упоминание о том, что комната обитаема. Справа от письменного стола – книжная полка, уставленная снизу до верху, а слева – платяной шкаф. На полу – мягкий черный с синими лилиями и золотыми листьями ковер.

0

2

В комнате было жутко холодно. Тепло исходящее от свечи, не могло не то чтобы согреть, даже осветить комнату. Чтение учебника по риторике, нагло принесенного с собой из мира людей, становилось несколько затруднительным. Посколько Фальфарелло никогда не жаловался на зрение, то очков, которые можно было бы заколдовать на видение в темноте, соответственно не было. Юноша об этом нисколечки не жалел ибо они абсолютно ему не шли. Впрочем, господина Краузе внезапно озарила мысль, что читал в одном их томов по курсу практической магии об оном заклинании, помогающее поднять температуру собственного тела. Но хоть убейте, юноша не мог вспомнить, как правильно они пишется. Зная характер Фльфарелло, можно было смело предположить, что он забудет про все и поспешит в библиотеку на поиски толмута. Так и случилось, Краузе уже застегнул последнюю пуговицу на рубашке, когда часы пробили два часа. Но отчаянные юноши, а Фальфарелло относился именно к таким, не бросают дело на пол пути, особенно, зная, что сон им больше не светит.

====> Комната Паоло и Маур (ибо не мог пропустить такое фееричное зрелище).

Отредактировано Falhfarello (2011-01-07 22:27:23)

0

3

Оранжерея--->
Добравшись до комнаты, на сей раз без особых приключений, Сай обнаружил, что сосед куда-то пропал. – «Хм, еще один неспящий, бродящий по замку и его окрестностям в неположенное время студент. Ох, и беда мне с ними» - Будучи старостой факультета «Магии и меча», Инсангар все же старался хоть как-то следить за порядком и за своими подопечными, ибо в случае чего, отчитываться приходилось не кому другому, как Сайрону собственной персоной. «И все же надо будет поговорить с Офелией по поводу ее подопечной. А если с этой ненормальной и впрямь что-то случится? Надо же, какая самоуверенность – бродить ночью по окрестностям в одиночку, ладно понимаю парень, но девчонка!» - раздраженно думал колдун, вспоминая сегодняшнюю встречу с Хейли в оранжерее, пытаясь ликвидировать последствия оной. То бишь снять с себя поскорее промокшую перепачканную одежду и постараться не заболеть. Итак, оставшись в одних трусах…которые, кстати, тоже были мокрыми хоть выжимай. Верхняя одежда промокла дополнительно под дождем, а вот замочить и исподнее колдун умудрился сев в лужу в прямом смысле выражения в оранжерее, когда за спиной неожиданно для него послышался тихий шепот. Сай все еще был раздражен, ибо произошедшее отнюдь не добавляло оптимизма – парень вновь облажался перед девчонкой будучи в своем обычном обличии– «В который раз!» - Быстро осмотревшись, не вернулся ли сосед и не идет ли кто, Сай сменил исподнее и, дабы не тратить время даром, принялся за сушку и чистку одежды, ибо любил порядок во всем. Так, в одних трусах он увлеченно совершал манипуляции с одеждой, забыв про то, что в комнате было мягко говоря прохладно. Впрочем, Сай настолько был выбит из колеи недавним происшествием в оранжерее, настолько был раздражен своим очередным провалом, что даже не заметил этого.

Отредактировано Sairon (2011-02-12 14:07:02)

+1

4

Библиотека ----->

Мир всегда был устроен странным образом и довольно щедр на парадоксы. Ну кто бы мог подумать, что когда господин Краузе изволит вступить на порог комнаты, его посетит странное дежавю? Многоуважаемый сосед в одном исподнем совершал некие неправедные действия со своей одеждой. Ну, хоть не карточный домик строит и с одеждой не разговаривает,  и на том спасибо, - с усмешкой на тонких губах подумал юноша. Фальфарелло помнил как в одной из своих заметок рассуждал о цикличности парадоксальных ситуаций, где вывел тонкую связь взаимодействия на кору мозга с целью обратить внимание на что-либо. О чем, судьба в данной ситуации хочет ему подсказать, он не хотел даже и думать. Хотя это нежелание находилось на довольно-таки тонкой грани между страхом и здравым смыслом. Впрочем, у каждой вещи или явления есть и обратное действие, например, юноше больше не хотелось спать.
Парень долгое время находился в тускло освещенном коридоре, поэтому яркий свет заставил его резко зажмуриться.
- Помощь не нужна? - Фальфарелло поднес ладонь к уставшим глазах, как ни странно, но этот немудреный жест обладал воистину чудотворным эффектом, - в моем арсенале есть замечательное заклинание для сушки вещей.
В последнее время ему было трудно фокусировать зрение, а глаза уже больше не могли выносить ночные посиделки в обществе книг. Что-то я поторопился с выводами на счет идеальности зрения, - подумал Фальфарелло вспомнив симптомы зрительного утомления, - может начать носить линзы?
Господин Краузе уже серьезно начал волноваться по поводу своего здоровья, когда почувствовал дыханье свежего, пропитанного каплями летнего дождя, ветра. Как он еще не превратился в ледышку? - позавидовал чужим способностям парень, посмотрев на многообразие ткани, покрывающей тело Сайя. Фальфарелло вспомнил о заветной записке в кармане и быстро ее достал.
- Candlis incendent mori dolores aedes, - юноша медленно произнес заклинание, исправив конечное "corpse" на "aedes", - подействовало? - спросил он больше самого себя, нежели соседа.
По комнате пробежалась теплая волна, но это явление было настолько кратковременным, что не могло бы согреть и инфузорию туфельку. Фальфарелло потерпел фиаско, хоть и незначительное, но все-таки фиаско. Да, что за день такой? - со злостью посетовал юноша.
Он  аккуратно снял с себя пиджак и протянул господину Инсангару.
- Одень, тебе наверно холодно, -юноша попытался побыть филантропом, хоть раз в жизни, - а я спать.
И он поплелся в сторону кровати.

Отредактировано Falhfarello (2011-02-12 02:25:57)

0

5

Cай безуспешно пытался вот уже последние полчаса вывести пятна земли и…травы с любимых перчаток – «Черт, ну земля-то понятно, но трава-то там откуда?! Видимо угораздило при падении ухватиться за какой-то цветок!  Великий Мерлин! Ну кто так подкрадывается к людям?! Что у нее с манерами?!» - Сайрон всегда злился на девушку, когда терпел очередное фиаско в опыте общения с ними. Так меньше доставалось ударов собственной гордости при самобичевании – «А я тоже хорош! Пошел ночью в оранжерею и совершенно забыл о сосредоточенности! А если бы на месте этой несчастной был кто-то другой?! Да тебя раз двести можно было уложить на обе лопатки, пока ты стоял и пускал слюни как щенок, восхищаясь цветами азалий и придаваясь воспоминаниям! Нашел место!» - со злости парень разорвал перчатку, над которой корпел последние полчаса. А в это самое мгновение за спиной послышался голос, нет, не страшный тихий девичий шепот, а голос пропавшего соседа, который, надо сказать, подействовал на юношу благотворно, приводя в чувство как ведро холодной воды.
- Помощь не нужна? В моем арсенале есть замечательное заклинание для сушки вещей. – услышал Сай и равнодушно швырнул половинки опостылевшей за последние полчаса перчатки на пол. Колдун устало вздохнул, рухнув на кровать:
-Нет, не нужна…я их уже высушил…пятна вывести не могу – обреченно пробормотал он, и будто у Инсангара появилось второе дыхание, Сай вскочил с кровати и пристально посмотрел на соседа:
-Ну где ты бродишь? Ты на время смотрел? Уже четвертый час утра! Вечно вы ищете себе приключений на… все незагорелые места, а мне потом расхлебывай! – сейчас наверно бы даже сам Сайрон рассмеялся, если б посмотрел на себя со стороны, ибо читать нотации, стоя посреди комнаты в одних трусах было как минимум нелепо. Вместо ответа же Инсангар услышал:
- Candlis incendent mori dolores aedes, - по комнате пробежала теплая волна…легкая и незаметная, словно весенний ветерок- подействовало? – только сейчас Сай заметил, что его пробирает озноб, а в комнате стоит страшный колотун. Определенно, одно легкое исподнее, хоть и на сей раз сухое, не могло хоть как-то согреть остальные части тела. Колдун был настолько рассержен своим провалом, что совершенно забыл о простейших вещах – нужно было хотя бы растереться полотенцем и выпить горячего чая, дабы согреться после непреднамеренного принятия холодного душа на прогулке, вместо того, чтоб срываться на ни в чем не повинных тряпках. Даже обычно державшийся особняком Фальфарелло на сей раз проникся состраданием к бедолаге:
- Одень, тебе наверно холодно, –сосед протянул Саю пиджак и прежде, чем господин Инсангар разразился тирадой по поводу, что не стоит его жалеть, и он сам во всем виноват, добавил, фактически поставив точку в разговоре, - а я спать. – Сайрон мгновение взирал на пиджак в руках, потом молча повесил его на спинку стула, прошлепал босыми ногами к платяному шкафу и мгновение спустя облачился в теплую пижаму и махровый халат.
-А здесь и правда холодно, утром поищу в библиотеке способ исправить эту чертову раму – бодро проговорил колдун. В такой воистину зимней свежести спать не хотелось вовсе:
-aprīci flatus – произнес Инсангар и по комнате пронесся поток не просто теплого, но даже горячего воздуха – Спасибо тебе и спокойной ночи – добродушно сказал колдун к соседу и забрался под одеяло. Уставившись в полог кровати, похожий на ночное небо, Сай лежал, растянувшись на большой кровати. Ему не спалось.

0

6

-Нет, не нужна…я их уже высушил…пятна вывести не могу
- Хозяин - барин, - угрюмо ответил Фальфарелло, расстегивая рубашку.
Только захочешь в кои-то веки показаться не столь вредным мизантропом, каким есть на самом деле, как все твои попытки терпят крах, - с усмешкой подумал юноша, - видимо, не судьба.
Длинные, тонкие пальцы, будто созданные для игры на пианино, коснулись последней пуговицы и высвободили ее из петли. Голова юноши неприятно гудела - сказывалось нарушение распорядка сна, которым всегда рациональный Краузе сегодня пренебрег. Он картинно приложил руку ко лбу и сел на край огромной кровати.
-Ну где ты бродишь? Ты на время смотрел? Уже четвертый час утра! Вечно вы ищете себе приключений на… все незагорелые места, а мне потом расхлебывай!
После манипуляций с заклинаниями, парень поспешил таки ответить на вопрос Сайрона.
- За все свои поступки я могу самостоятельно постоять и понести соответствующее наказание, - огрызнулся юноша, - к тому же я ходил в библиотеку за  тепловым заклинанием дабы согреть наше "царство вечной мерзлоты".
Фальфарелло во всем любил честность и порядок, поэтому утаивание некой дополнительной информации и намерение пристыдить соседа, негативно действовали на его сознание, а совесть скребла по душе словно кошка.
-Ладно, ты прав, - юноша изобразил некое подобие улыбки, - больше не буду подвергать опасности твой авторитет старосты.
-А здесь и правда холодно, утром поищу в библиотеке способ исправить эту чертову раму
- Хм, я поищу что-нибудь по герметизации окон,/b] - разлегся на кровати Фальфарелло, - [b]ты знаешь, меня только дай повод прогуляться до библиотеки.
На кровати юноше было тепло и уютно как на приватизированном облаке, не зря он так долго и скрупулезно подбирал матрас для своего роскошного ложа.
Только юноше не давало покоя ощущение, что он что-то забыл сделать. Только вот что?!
-aprīci flatus - нарушило раздумья Фальфарелло.
- А у него работает, - расстроился юноша, позавидовав чужому знанию.
– Спасибо тебе и спокойной ночи
- Всегда пожалуйста, - в голосе Краузе читалось искренне желание и готовность помочь, - спокойной.
Он уж было готов лечь спать, как вспомнил чего хотел. Юноша не мог пропустить ежедневный ритуал принятия ванны, особенно перед сном. Он спокойно поднялся и двинулся в сторону общей гостиной.
- Так, я в ванну, а не по коридорам шмонатся, господин староста, - насмешливо сказал Краузе.

0

7

Сай распластался на большой кровати, на которой спокойно уместились бы и двое. Несмотря на поздний час, сон улетучился в неизвестном направлении и приказал долго жить. Из головы не шли слова соседа – «Я и правда перегибаю палку со своей опекой, со стороны это наверняка выглядит глупо, но ведь я же не только о своей шкуре пекусь, да и авторитет тут не при чем… А действительно, чего ради это меня так заводит, когда он уходит в неизвестном направлении, не сказав ни слова?» - чем больше Инсангар погружался в самоанализ, тем меньше хотелось спать. Парень невидящим взором уперся в полог кровати и размышлял о странностях бытия, казалось, сам Его Величество Случай толкал его куда-то, а куда? Это и предстояло выяснить – «Очередной провал с девушкой, я снова выставил себя на посмешище, шарахнувшись от какой-то девчонки, как от энергетического шара, запущенного в меня. Но ладно это, почему я, придя в комнату, начал нервно истязать эти несчастные тряпки, вместо того, чтоб просто переодеться? Неужели меня так расстроила та встреча в оранжерее? Быть того не может! Меня взбесило то, что его не было в комнате! Великий Мерлин, я схожу с ума! Я начал соображать только тогда, когда он вернулся! Черт! Неужели я не сын Нисима-грозы женщин?! Что за бред я несу?!» - помахав перед глазами рукой, будто разгонял туман, Сай положил холодную ладонь к себе на лоб – «Так, температуры вроде нет… А теперь успокойся, это всего лишь совпадение, просто той девчонке удалось застать тебя в врасплох, вот ты и расстроился, с кем не бывает. И выброси глупые мысли из головы, ты с ним живешь бок о бок уже шесть лет, разумеется, возникает некая дружеская привязанность. Вот и все» - более или менее приведя мысли в порядок, Сайрон поднялся с кровати, налил из графина в бокал воды и залпом выпил. Отогнав странные мысли как ночной кошмар, колдун уже собирался лечь обратно как заметил, что Фальфарелло тоже все еще не спит, более того, вновь куда-то собирается!
- Так, я в ванну, а не по коридорам шмонатся, господин староста, - Инсангар немедленно вскочил с постели и ринулся наперерез к двери. Закрыв собой дверной проем, Сайрон скрестил на груди руки и мрачно изрек:
-Никуда ты не пойдешь. Хватит с тебя ночных гуляний – взгляд светло-карих глаз не предвещал ничего хорошего – К тому же... – придумывая отговорку на ходу Сай изворачивался как уж на сковородке, вернее как гадюка… и на холодной сковородке– в ближайшие полчаса ванна занята. – и дабы поставить точку в разговоре и пресечь дальнейшие расспросы, добавил – Мной. А теперь, господин Краузе, отправляйтесь в постель и постарайтесь с толком провести оставшееся до утра время, а именно, выспаться.

0

8

-Никуда ты не пойдешь. Хватит с тебя ночных гуляний
От неслыханной наглости юноша на некоторые пары секунд оторопел. Уже даже в ванну нормально не дают сходить? - Фальфарелло коснулся пальцами лба - невербальный, межъязыковой жест обозначающий пародию на facepalm, что объект, на который было предпринято некоторое действие, обескуражен по причине нелепости или несуразности мотива. А нелепым они было хотя бы потому, что господин Краузе педантично и скрупулезно относится ко всему, что связано с чистотой и гармонией - априорно-душевной и апостериорно-телесное.
Юноша уже хотел было излить поток негодования на безапелляционное заявление соседа, как он продолжил:
-К тому же... в ближайшие полчаса ванна занята. Мной. А теперь, господин Краузе, отправляйтесь в постель и постарайтесь с толком провести оставшееся до утра время, а именно, выспаться.
Логично будет предположить, что привыкший всегда всего добиваться, Фальфарелло поспешит повернуть ситуацию в свою пользу, но поскольку это его лучший друг, т она нем применялся более гуманный метод - не псионический биокинез, а стратегия словесного убеждения.
- Если я не буду следовать своим привычкам, - юноша начал объяснять лекторским тоном свою уникальную природу, - то в моем разуме произойдет когнитивный диссонанс, который негативно отразиться на моем представлении о правильно составленной структуре повседневности.
Речь юноши утомляла не только его собеседником, но и его самого. Он глубоко зевнул, естественно, по правилам хорошего тона, прикрыв рот рукой.
- Думаю, если я не буду ложиться спать по своему привычному расписанию и буду шататься черт знает где, то это приведет к дисциплинарным нарушениям, - ехидно усмехнулся Краузе, - а за это, в первую очередь, попадет тебе ибо не уследил.
Юноша не знал насколько были убедительны его слова, во всяком случае, сам бы он себе не поверил. Если на людей его методика убеждения действовала безотказно, то с жителями Ланетты было намного труднее, поэтому он решил воспользоваться последним, компромиссным ходом.
- Если уж вас, господин староста, не убедила моя пламенная речь, то есть еще один вариант, - на губах юноши заиграла странная, хищная ухмылка, - принять ванну вместе.
Если бы он умел смеяться, то хохотал бы уже во весь голос, но чего нет, того нет.
-Могу даже потереть спинку и остальные части твоей анатомии, - ирония читалась даже в каменном голосе господина Краузе.

Отредактировано Falhfarello (2011-02-16 20:06:24)

+1

9

Скрестив руки на груди с каменным лицом Сай наблюдал за реакцией друга, тот же откровенно начал пудрить старосте мозги:
- Если я не буду следовать своим привычкам, то в моем разуме произойдет когнитивный диссонанс, который негативно отразиться на моем представлении о правильно составленной структуре повседневности – суровый взгляд светло-карих глаз давал понять, что колдун ни на минуту не поверил в эту бредятину.  Разумеется, не разобрав и половины сказанных слов, Инсангар продолжил наблюдать за дальнейшими действиями соседа в ожидании новых доводов в пользу того, что Сайрону следует выпустить господина Краузе.
- Думаю, если я не буду ложиться спать по своему привычному расписанию и буду шататься черт знает где, то это приведет к дисциплинарным нарушениям, а за это, в первую очередь, попадет тебе, ибо не уследил. – На что Инсангар в свою очередь резонно заметил:
-Ты итак уже полночи шатался в неизвестном направлении, поэтому я не удивлюсь, если с утра пораньше госпожа директор потребует меня к себе для отчета. В твое оправдание по поводу похода  библиотеку, мне слабо верится, так как в ожидании тебя я провел здесь, по меньшей мере два часа. – холодно заметил Сай, пронзительно глядя на соседа, пытаясь уличить того во лжи. Меж тем, Господин Краузе видно твердо решил идти до конца, пускаясь во все тяжкие. Подопечные Сайрона отлично знали, что он не тот человек, с кем можно шутить…
- Если уж вас, господин староста, не убедила моя пламенная речь, то есть еще один вариант, принять ванну вместе. Могу даже потереть спинку и остальные части твоей анатомии – на хамство Сай отвечал хамством, поэтому молча прошелся до прикроватной тумбочки и обратно. Вернувшись, он протянул нахальному юноше мочало с холодной усмешкой и ядовито процедил:
-Пошли.

---> Ванная комната.

0

10

-Ты итак уже полночи шатался в неизвестном направлении, поэтому я не удивлюсь, если с утра пораньше госпожа директор потребует меня к себе для отчета. В твое оправдание по поводу похода  библиотеку, мне слабо верится, так как в ожидании тебя я провел здесь, по меньшей мере два часа.
Фальфарелло прекрасно знал, что его сосед никогда не решался составить ему компанию в крестовом походе до библиотеки. Поэтому господину Краузе попросту нечем было оперировать, а его соседу полностью принимать его слова за правду. Большинство людей, что проводят много времени в цитадели знаний, даже не замечают антропоморфную фигуру, облаченную во все черное (когда Фальфарелло боится запачкать свои белоснежные рубашки, то в его арсенале всегда есть одна черная, как раз для таких случаев), молча стоявшую меж стеллажами. Казалось, что юноша стал одним целым с книгами и царившей там атмосфере, именно поэтому случайные свидетели этого эманационного экстаза попросту проходили мимо принимая его скорее за предмет интерьера, нежели за живого человека.
Краузе молча уставился в одну точку на полу, позволяя господину Инсангару насладиться властью и недостаточным количеством доказательств со стороны его скромной персоны. Впрочем, повторюсь, юноша сам бы не поверил себе, ибо ему всегда требовались факты. Будучи человеком прагматичным и педантичным, он никогда не верил в абстрактное и субъективное явление, предпочитая доверять проверенной на чужом опыте той или иной информации и эпистолярным знаниям.
Фальфарелло молча следил за соседом, не понимая, что он делает. Нет, естественно, юноша понимал, что ИМЕННО он делает, просто ему была не понятно ПОЧЕМУ он это делает. Но сказать, что Краузе был недоволен сложившейся ситуации - нельзя, он просто был удивлен, что его сосед такой сговорчивый.
-Пошли
- Пошли... - юноша наглым образом выхватил протянутую мочалку и вышел вслед за Сайем из комнаты.

---> Ванная комната

0

11

Ванная комната--->
Сай очнулся от того, что огромный рыжий раскормленный таракан, сидя у парня на лице, щекотал ему длинными усами ноздри, от чего Инсангар незамедлительно чихнул. Для обычного человека это бы показалось кадром из фильма ужасов, но в Эридане тараканы служили верой и правдой, отрабатывая свои крошки хлеба. Как бы странно ни звучало, но эти на первый взгляд жуткие насекомые разносили в Эридане почту – мелкие записки учеников и учителей. И у каждого жителя школы был свой, а у некоторых, и не один «гонец». За долгие годы тараканы успели зарекомендовать себя как довольно быстрый и конфиденциальный способ переписки, так как поймать несущую почту усатую живность просто не представлялось возможным, ибо передвигались они по одним им известным ходам. Итак, Сайрон очнулся от забытья. Надо сказать, место пробуждения его немало удивило. Да, Инсангар был в их с Фальфарелло комнате, в своей постели, НО…не один! Кто-то лежал рядом, зарывшись в длинных темных волосах Сайрона, обнимая последнего и прижимаясь к нему всем…обнаженным телом! Сай аккуратно приподнял с лица лежащей рядом персоны прядь свих волос и в ужасе выскочил из кровати, едва не задавив в панике почтового таракана. Вскочив с постели, колдун обнаружил, что и сам он стоит, в чем мать родила! – «Да что же здесь происходит?!» - судорожно хватаясь за покрывало, дабы срам прикрыть думал побледневший как мел Сайрон. Быстро подбежав к платяному шкафу, извлек оттуда белье, новую пижаму и халат. Куда пропали старые вещи, в которых он отправлялся в ванную, Инсангар в упор не помнил. Надо сказать, ванная комната и была последним, что помнил Сай. Наскоро одевшись, парень подбежал обратно к кровати и начал что есть сил тормошить спящего соседа:
-Краузе! Краузе! Проснись! Что случилось?! Что все это значит?! – Нет, Инсангар был не из пугливых, но неизвестность его совершенно не устраивала. Неизвестность рождала домыслы, а домыслы способны извратить настоящее до таких фантастических размеров, что уже не разберешься, с чего все началось – Да просыпайся же ты! – расталкивал соседа Сай. Пока тот приходил в себя, возвращаясь из царства Морфея в реальность, Сайрон таки вспомнил про таракана – «Что еще? В столь поздний час? Да от кого?» - развернув полупрозрачный свиточек, колдун прочел: «Срочно проверить наличие учеников в спальнях! Также осмотреть спальни ЗП и ТН». Инсангар отложил письмецо и присел на край кровати – «Хм…почерк Кандира… но к чему такая спешка? И почему проверить заодно и факультеты «Звездной пыли» и «Темные начала»? Куда их старосты запропали? Обычно ученики запросто гуляют по ночам вне своих комнат и преподаватели лишь ограничиваются парой выговоров, но с чего вдруг такое повышенное внимание? Неужели, что-то случилось? Кто-то пропал?» - размышлял колдун, теребя обрывок папируса, на котором было начеркано письмецо.

+2

12

Ванная комната--->
Фальфарелло проснулся оттого, что кто-то настойчиво пытался вернуть его из мира сна в реальность.
-Краузе! Краузе! Проснись! Что случилось?! Что все это значит?! - доносилось откуда-то издалека и казалось частью сновидения, нежели чем-то настоящим. Постыдного и пугающего сновидения, которого не хочется вспоминать, а забросить на самые отдаленные уголки памяти. Считать вымыслом проклятого воображения или отпечатком пережитых за день впечатлений. Но голос звал все настойчивее и громче:
– Да просыпайся же ты!
Юноша после нескольких бесплодных усилий продрал глаза. Вся реальность представляла собой сгусток непонятного тумана, где угадывались неясные, расплывчивые фигуры. Голова болела так, что было ощущение, что ее попросту нет. Что же вчера было? - подумал Краузе, переходя в сидячее положение, - не помню, чтобы мы что-то праздновали... Только тогда юноша заметил, в каком непотребном виде он находился. Резким движением Фальфарелло прикрыл одеялом часть тела, находившуюся чуть ниже пояса.
- Что за... - путаница, царившая в голове несчастного юноши, отражалась и на его речи.
Впрочем шок имеет свойство возвращать потерянную память, ну или на худой конец заполнять белые дыры. Хотя юноша желал, чтобы подобное действие с ним бы никогда не произошло, а неизведанное продолжило зиять неясным пятном на длани сознания.  Прошлое мелькало перед его глазами прерывистыми картинками, отражая подробности того, что происходило после похода в ванную. С господином Краузе случилось то, что он никогда не испытывал на практике - его щеки залились розовым румянцем аки как у девушки после первого свидания.
- Oh, mein Gott! - Фальфарелло перешел на родную речь, выливая на соседа поток сумбурных выражений. - Wie?!
Он прикрыл лицо рукой, предаваясь бесцельным раздумьям. Как такое могло произойти? Может это просто сон? - уголки губ искривлялись по мере его собственных сомнений, - нет, это не сон! Почему юноша был так в этом уверен, он и сам не знал - просто отголоски сознания нашептывали ему, что сны не бывают такими... такими реальными. Они представляют собой отголоски наших желаний или страхов, но не жуткую смесь этих чувств, щедро сдобренных неуверенностью и чем-то неизвестным. Чем-то неизвестным... - молча протянул юноша, - чем же? Ему вспомнился взгляд Сайрона перед падением, он не был похож на его обыденный. В нем ощущался горький привкус магии и тайны. Но, этого просто не может быть! Он был не в себе, - Фальфарелло не стал клеветать на своего соседа и тупо уставился на него.
- Не плохо было бы мне сначала одеться, - произнес юноша без каких-либо экспрессивных вставок, - а то я чувствую себя, как книга без переплета...
Фальфарелло , прикрываясь одеялом, поплелся в сторону шкафа, но господин Инсангар был уже занят чем-то другим и не обращал на происходящее ни капли внимания.

Отредактировано Falhfarello (2011-02-20 22:30:39)

+1

13

Сайрон в третий раз перечитал письмецо. Сомнений не оставалось, в школе что-то стряслось. И стряслось что-то серьезное, иначе его не послали бы проверять ученические спальни глубоко за полночь. За спиной, очевидно не менее смущенный происходящим, из постели выбрался Фальфарелло:
- Не плохо было бы мне сначала одеться, а то я чувствую себя, как книга без переплета... – Инсангар в ответ лишь бросил в ответ рассеянное:
-Да, да… конечно – погруженный в раздумья по поводу причины такого странного распоряжения, да от кого, от самого преподавателя Темной магии! – «Если уж Кандир, обычно равнодушный ко всему, отдал такой приказ, то дело действительное не шуточное, нужно переодеться. Не в пижаме и халате же мне отправляться на проверку» - первоначальный шок от странного пробуждения и получения не менее странного послания уже прошел. Поэтому при попытке как обычно рывков вскочить на ноги, Сай взвыл от боли, схватившись за голову, и рухнул обратно на кровать. – «Да что же это такое?! Мало того, что просыпаюсь голый в обнимку с другим парнем, так еще и голова трещит так, будто у меня, по меньшей мере, полчерепа разворочено!» - От боли в уголках глаз Сая даже выступили слезы. Осторожно поднявшись с постели, также держась одной рукой за голову, Инсангар глянул в зеркало и с ужасом отпрянул. На лбу красовалась жуткая ссадина, будто парня, по меньшей мере, огрели куском арматуры с размаху в лоб. Достав из тумбочки полотенце, колдун щедро смочил его водой из графина и приложил к ране:
-Так, я требую объяснений, что здесь, черт возьми, произошло?! – морщась от боли, прошипел Сайрон, ибо как бы ни хотелось покричать, лучше бы ему от этого явно не стало – Фальфарелло! Что все это значит?! Во имя Мерлина, отвечай! – опираясь о стену, парень добрел до письменного стола, снял с шеи маленький ключик и отпер один из ящиков. Там было огромное количество различных зелий и снадобий. А что вы ожидали увидеть? Сай как-никак сын не просто парфюмера, а и превосходного зельевара, и у него были снадобья практически на все случаи жизни. Откупорив один из пузырьков, Инсангар не раздумывая, отпил из бутылочки, не утруждая себя отсчетом капель на бокал. Открыв другую склянку, колдун щедро окропил влажное полотенце и наложил импровизированный компресс на лоб. Из-под ткани послышалось слабое шипение и…пошел дымок! Сай поморщился, а что делать, лечение – не всегда приятный процесс. Через минуту колдун отнял от лба полотенце. От страшной раны не осталось и следа, будто ничего и не случилось. Вскоре и боль покинула голову парня, сознание окончательно прояснилось – подействовал обезболивающий отвар. Правда Инсангар как никто знал, что действие снадобья не вечно, через час лекарство нужно будет принять снова. Но сейчас-то колдун был в полном порядке, поэтому щелкнув пальцами, медленно начал подбираться к одевающемуся соседу. Над ладонью пиромага парил огненный шар. В светло-карих глазах была явная угроза:
-Я в последний раз спрашиваю, что здесь произошло? Ты пытался меня убить? – прорычал Сай, подойдя вплотную к Фальфарелло.

0

14

-Да, да… конечно
Еще не дождавшись ответа, Фальфарелло уже копошился у шкафа. пытаясь достать хотя бы нижнее белье. Но его физическое состояние явно оставляло желать лучшего. Боль отдавалась коротенькими импульсами в спине и шее, тело ломило, как после какого-нибудь дебоша, а всегда чистый и ясный ум был завуалирован тонкой сеткой дурных предчувствий и предубеждений. У меня так не болело с первого занятия по строевой подготовке, - уныло думая юноша, слепо роясь на полках, придерживая левой рукой одеяло. Высунув от старания язык, юноша почувствовал сладко-соленый вкус запекшейся крови. На минуту он даже прекратил поиски и коснулся рукой нижней губы. Движение отозвалось короткой, но острой болью. Интересно, с чего у меня разбита губа? - подумал Краузе, но дальнейшее исследование типа раны, выявило, что она скорее "рваная", нежели "ушибленная" и могла появиться только одним путем, только вот зачем кому-то кусать сурового, холодного немца? Во-первых, он не вкусный ,а во-вторых губы не самая идеальная часть для проведения увеселений такого типа. Задумавшись о таком пустячном деле, юноша выронил свою импровизированную "ширму" и снова залился краской. Как бы это не вошло у меня в привычку, - злился на себя Фальфарелло, за одну секунду подняв одеяло. Видимо, в этот момент он более менее пришел в себя или трусы волшебным образом перенеслись на более видное место. Быстро взглянув в сторону соседа, господин Краузе натянул на себя исподнее и откинув злосчастное одеяло, достал все остальное.
-Так, я требую объяснений, что здесь, черт возьми, произошло?! Фальфарелло! Что все это значит?! Во имя Мерлина, отвечай!
Вопрос застал его, когда Фальфарелло просовывал свою конечность в брючину и в такой позе он застыл, уставившись на Сайрона непроницаемым взглядом.
- Бесспорно, у меня есть предположения, но, в силу моего состояния, я могу путать их с кошмарным сновидением, - ухмыльнулся тот, застегивая ширинку, - в любом случае не хочу тебя тешить ложными предположениями.
Вроде соседа не удовлетворил ответ, но тот все-таки отвлекся и пошел пить какие-то подозрительные снадобья. Юноша не стал тратить время даром,  и дабы не стоять с голым торсом - одел футболку и поверх нее черную, как смоль "библиотечную" рубашку.
-Я в последний раз спрашиваю, что здесь произошло? Ты пытался меня убить?
Сайрон видимо выпил достаточную порцию горячительного ибо у него начали появляться какие-то странные мысли по поводу сложившейся ситуации.
- Твое заявления не имеет никакой логической аргументации по причинам, что могли мотивировать данное действие, - заключил Фальфарелло, - к тому же ты мне пока нужен живым, - внес без сомнения веский аргумент юноша, -а то исключение из школы пока не входит в мой список де л на ближайшие полгода.
Фальфарелло вполне серьезно отстаивал свою точку зрения, оперируя смешными, но только не для него, фактами.
- К тому же, я могу задать точно такой же вопрос и тебе, - немец посмотрел соседу прямо в глаза, - меня до такого физического истощения можно довести только покушением на жизнь.
Высказавшись Фальфарелло, полез в прикроватную тумбочку за припрятанной таблеткой анальгина, более известный для него, как метамизол натрия, полученный опытным путем прямо в этой комнате около недели назад. Юноше удалось вспомнить простенькую реакцию со школьных уроков химии. Впрочем сие зелье помогало через раз, но ланеттских аналогов еще пока не изобрели и приходилось пользоваться подножным кормом.

Отредактировано Falhfarello (2011-03-01 23:29:00)

0

15

- Бесспорно, у меня есть предположения, но, в силу моего состояния, я могу путать их с кошмарным сновидением, в любом случае не хочу тебя тешить ложными предположениями –услышал Сай на свое требование объяснений. Сосед явно что-то скрывал, но что? Что могло случиться такого страшного, что могло бы сравниться с кошмарным сном даже для Фальфарелло? А за шесть лет совместного проживания, Инсангар успел усвоить, что господина Краузе не так уж просто испугать – «И что за предположения у него есть? И почему у меня их нет вовсе?» - тщетно пытался понять, что же могло случиться Сайрон:
-Нет уж, ты пожалуйста озвуч, ибо последнее, что я помню, так это совместный поход в ванную комнату. И то, что я не в курсе того, как здесь очутился…голый…в обнимку… - парень поморщился от воспоминания о своем пробуждении – с тобой, меня отнюдь не радует – Краузе же как обычно в своем репертуаре попытался запудрить Инсангару мозги в особо изощренной форме. Причем приводил он свои доводы всегда настолько уверенно, что Сай не мог понять, то ли Фальфарелло такой хороший актер, то ли действительно сам верит в прочность своих аргументов.
- Твое заявления не имеет никакой логической аргументации по причинам, что могли мотивировать данное действие, к тому же ты мне пока нужен живым, так как исключение из школы пока не входит в мой список дел на ближайшие полгода. – был ответ молодого человека на вопрос о возможности убийства старосты. Впрочем, Сайрон и сам уже понимал, что убийца бы уж точно не стал засыпать в объятиях свой жертвы, да еще и полностью обнаженным– «Это ж каким извращенцем надо быть!» - но гордость не позволяла так просто сдаться:
-А почему тогда я очнулся с разбитым лбом и такой болью в голове, будто меня по меньшей мере огрели железной дубиной?! – только сейчас Сай заметил, что сосед…одевается! Но не в пижаму и халат, а как будто куда-то собирается пойти! – «Ну не в брюках и рубашке же он спать собирается… Так таааак, дружище, куда же это мы собрались? Уж не заметать ли следы чего бы там не произошло?» - парень скрестил на груди руки:
-Ты снова в ванную? Последний поход туда закончился не совсем удачно – ехидно заметил Инсангар, а тонкие губы искривились в усмешке. А сосед оказался крепким орешком и выдвинул контробвинение:
- К тому же, я могу задать точно такой же вопрос и тебе, меня до такого физического истощения можно довести только покушением на жизнь – Инсангар достойно выдержал тяжелый взгляд Фальфарелло, не отвел глаз, ему было нечего скрывать… да если б и было, Сай просто-напросто не помнил. Пиромаг заметил разбитую губу Краузе – «Это ли не доказательство того, что и ему досталось? Но от кого?» - никак не лезла из головы навязчивая мысль – «Кто же сотворил все это? С кем два отнюдь не последних старшекурсника не смогли справиться? Да и для чего ему это понадобилось?» - Пока вопросов было больше, чем ответов, и это, надо сказать, несказанно злило и раздражало старосту, привыкшего всегда быть в курсе дела. Инсангар протянул Краузе все еще зажатое было в руке полотенце, смоченное зельем из ящика письменного стола:
-Держи, приложи к губе, рана затянется, будто ее и не было. Мой отец изобрел это зелье много лет назад, изучая свойства ланеттских трав, но люди – странные создания. Им духи, способные создать иллюзию желания объекта обожания куда важнее снадобья, способного исцелить раны. Состав его открыть не могу, семейный секрет, как и рецепты всех зелий и духов, что продает мой отец, но ты приложи к ране, не бойся. Мгновение будет жечь, но через секунду ты забудешь о ране – Сай несколько увлекся, рассказывая о действии отцовского целительного бальзама. Будучи ребенком, Инсангар-младший частенько любил захаживать в отцовскую лабораторию и наблюдать за работой. Впрочем, Нисим был только рад любопытству сына, ведь рано или поздно семейное дело перейдет к нему. Поэтому о зельях Сайрон мог рассказывать бесконечно, наверное, Зельеварение было единственным предметом, где парень давал себе свободу слова, рискуя прослыть занудой. Но в этот раз, юноша вовремя смог остановиться, вспомнив о поручении. Не раздумывая долго, Сайрон сбросил халат и кинул его на кровать, подбежал к платяному шкафу и извлек оттуда повседневное свое одеяние – ну не в тапочках, пижаме и халате же идти исполнять долг старосты! – и начал одеваться, объясняя на ходу свое поведение:
-Я же совсем забыл! Кандир поручил мне проверить наличие всех учеников в замке! Ума не приложу, что такого могло случиться, что сам преподаватель Темной магии начал беспокоиться и давать поручения в столь поздний час – говорил Инсангар, натягивая высокиие ботфорты поверх белых чикчир.

+2

16

-Нет уж, ты пожалуйста озвуч, ибо последнее, что я помню, так это совместный поход в ванную комнату. И то, что я не в курсе того, как здесь очутился…голый…в обнимку… с тобой, меня отнюдь не радует.
Если бы Фальфарелло хоть капельку волновали такие вещи, как самоуважение, то тот поспешил бы напустить на себя маску праведного негодования и устроить скандал, по-поводу того, что сколько на свете женщин мечтающих о его участи, но тот лишь поднял бровь и вздохнул.
- Прежде всего, ты умудрился подскользнуться и удариться головой о борт ванной, после чего у тебя временно нарушился мозговой кровоток внутри черепной коробки, - юноша судорожно вспоминал курс биологии, почти благополучно забытый со школьной скамьи, ибо он отдавал предпочтение химии, более благородной науке, по-мнению Краузе, - в следствии диффузного снижения мозгового метаболизма, ты потерял сознание, если я правильно помню, то по латыни это будет "синкопе". Последнее, что я помню, это твой странный взгляд. Никогда не видел, что бы ты так на меня смотрел.
Заключил Фальфарелло, задумчиво уставившись в одну точку. Он сам был не уверен, во что вытекло спасение друга: то ли это фантазии на почве потаенных гомосексуальных наклонностей, которые он так тайно скрывал, то ли страшный сон, способный ввести заблуждение даже спокойный и ровный разум немца. Реальность тонкой, гладкой ниткой ускользала за пределы здравого смысла, где не было места юноше, которому всегда нужен был твердый и ясный ответ на все интересующие его вопросы. Сейчас бы к господину Безару и попросить его провести курс реабилитационного сна, - подумал Фальфарелло, до конца не осознав причину, подтолкнувшую его сделать такие скоропостижные выводы. От безысходности он коснулся пальцами лба, голова болела нещадно и не желала проходить, возможно, состояние и невозможность нормально соображать повлияли на него, но кто поспорит, что день... точнее ночь была щедра на такие тонкие подсказки в сторону господина Краузе, но здравый смысл отсекал их, как невозможные.
-А почему тогда я очнулся с разбитым лбом и такой болью в голове, будто меня по меньшей мере огрели железной дубиной?!
- Ничего не помню... - протянул юноша, схватившись за виски. Его внезапно пронзила резкая боль, сдавливавшая его голову, как удав. Усевшись на кровать, он принялся проделывать простенькое упражнение по снятию головной боли, надавливая на точку чуть повыше подвижного века. Туманный разум, не в силах был дать ему поддержку, и он постоянно сбивался с точностью нахождения злополучной точки, что вызывало у юношу гнев и отчаяние. Было же еще что-то? Этот, как его., ах да метамизол натрия! - дошло до юноши. Фальфарелло, иногда баловался с химическими препаратами, вспоминая простейшие формулы скороговоркой - 2,3-дигидро-1,5-диметил-3-оксо-2-фенил-1-пиразол-4-метиламин. Впрочем, бывали и небольшие погрешности в измерениях  и названий соединений, но у Фальфарелло есть одна замечательная отмазка, во-первых, с тех пор, когда он в последний раз читал учебник по химии, прошло пять лет, да и было это, когда нормлаьные дети только начинали изучать географию и биологию, то есть знакомиться с окружающим миром, а во-вторых, в связи с углубленным изучением магии и фехтования, юноше проходилось освобождать полки памяти, убирая с них ненужную информации. Постокольку это процесс спонтанный и юноша не мог им управлять, то потеря чего-то важного отдавалась в его душе глухим набатом или сопливым реквием.
-Ты снова в ванную? Последний поход туда закончился не совсем удачно
- Нет, просто у меня нет никакого желания идти спать, - отмахнулся юноша, доставая анальгин, - в связи событий этой насыщенной ночи.
Стоило Фальфарелло проглотить противную таблетку, слегка заморозившую язык, в следствии действия анестетика, как сосед решил в кои-то веки проявить сострадание к его персоне и протянуть полотенце, сдобренное каким-то зельем.
-Держи, приложи к губе, рана затянется, будто ее и не было. Мой отец изобрел это зелье много лет назад, изучая свойства ланеттских трав, но люди – странные создания. Им духи, способные создать иллюзию желания объекта обожания куда важнее снадобья, способного исцелить раны. Состав его открыть не могу, семейный секрет, как и рецепты всех зелий и духов, что продает мой отец, но ты приложи к ране, не бойся. Мгновение будет жечь, но через секунду ты забудешь о ране
Юноша знал, что Инсангар знает толк в лечебных зельях и всему подобному, поэтому безо всяких колебаний принял подачку. Как тот и обещал, соприкасание препарата с раной вызывало жуткое жжение, но годы многолетней выдержки не позволили отразить мучение на лице. Впрочем, экзекуция длилась не долго, сказывались незначительные размеры раны. Уже буквально через несколько секунд рана затянулась, оставив незаметный след, своего не так давнишнего прибывания на его тонких губах.
-Я же совсем забыл! Кандир поручил мне проверить наличие всех учеников в замке! Ума не приложу, что такого могло случиться, что сам преподаватель Темной магии начал беспокоиться и давать поручения в столь поздний час
- Раз уж мне все равно не спится, - голова уже демонтировала признаки присутствия, ибо юноша понял чем чреваты ночные прогулки, а именно срывом ежедневного расписания дел, но раз уж спать все равно не хотелось, а любопытство брало верх, он договорил свое предложение, - давай я с тобой схожу, а то мало ли  на нас и вправду нападали... Может в этот раз удастся защититься.

Отредактировано Falhfarello (2011-03-06 16:56:25)

+2

17

Вздохнув, будто рассказ был ему в тягость, сосед всеже решил приоткрыть завесу тайны случившегося. Как ни крути, а было видно, что Краузе что-то знал, но предпочел бы, чтоб то было всего лишь кошмарным сном. Чем больше Сай думал об этом, тем больше разгоралось его любопытство
- Прежде всего, ты умудрился поскользнуться и удариться головой о борт ванной – вот чего-чего, а этого Инсангар точно не помнил. Но это многое объясняло, в частности разбитый лоб и трещавшую от боли голову при пробуждении – «Но что же случилось потом? А? Что? Я потерял сознание? Не мудрено, судя по тому, как у меня потом болела голова, я еще легко отделался» - в задумчивости Сай пропускал мимо ушей заумные фразы Фальфарелло, выбирая лишь нужное. Сейчас пиромагу было не до медицинских терминов или латыни – «Похоже, он снова тянет кота за хвост, пытаясь отвлечь меня от сути. Так что же случилось дальше?! Говори же!» - застегивая одну за другой пуговицы на кипельно-белой рубашке, думал Сайрон, стоя перед зеркалом.
-Последнее, что я помню, это твой странный взгляд. Никогда не видел, что бы ты так на меня смотрел. – последняя пуговица полетела на пол, а Инсангар, обернувшись, рассеянно посмотрел на Фальфарелло. Сайрона пробрала нервная дрожь – «Странный взгляд? Неужели… быть не может! Но я не говорил ему об этой способности, более того, никогда не применял ее в Эридане, все случилось за неделю до поступления, с тех пор я больше не использую обольщение. Да и незачем ему врать… И правда, для чего ему это. Но с другой стороны, как это могло получиться? Обольщение – магическая способность, а маг, то бишь я, был без сознания, я не мог ее вызвать, не мог! Так вот что боится вспоминать Краузе! Но…но это невозможно, нет! Что за бред я несу! Но тогда это объяснило бы наше столь странное пробуждение… если подумать… нет! Нет!! НЕТ!!! Бред все это! Я не мог его обольстить…он же парень, в конце-то концов!» - несмотря на то, что молодой человек, как ни в чем не бывало, методично расчесывал черные как вороново крыло волосы, пытался выглядеть спокойным, его бил озноб, а на лбу выступил холодный пот.
-Странный взгляд? О чем это ты? Расскажи подробнее – прикладывая все усилия, чтобы голос не дрожал, спросил Сайрон. В глубине души еще теплилась сумрачная надежда, что его догадка - всего лишь сумасшедшая теория, не имеющая права на существование.
- Ничего не помню... – таковым был ответ Фальфарелло. После чего сосед с силой сжал виски и бессильно опустился на кровать. Очевидно, боль не покидала его и без того измученное тело. Сам не понимая, подчиняясь какому порыву, Сай рванул с места к соседу и уже через мгновение сидел рядом, по-братски обнимая Краузе за талию и пытаясь влить тому в рот обезболивающее зелье. Хотя вполне мог ограничиться протянутым стаканом воды и разбавленным в нем зельем или того хуже, вообще не заметить чужой боли. Очевидно, удар головой о чугунный бортик ванной вправил бессердечному старосте мозги, сделав его большим филантропом, чем он был ранее. Был в этом виновата недавняя травма или нет, но факт оставался фактом, Сай, заботливо держа Краузе в объятиях, заставлял выпить и едва не вливал насильно в рот соседа отцовское снадобье, что сам принял не так давно:
-Ну же, открой рот, выпей, тебе станет легче – и дабы хоть как-то оправдать свое поведение даже перед собой самим, добавил – Какая от тебя помощь в выполнении поручения, коль ты на ногах от боли не стоишь - улыбнулся Краузе Инсангар. Наконец, добившись своего, Сайрон выпустил жертву из объятий, поднялся на ноги, одернул камзол и поспешил к выходу:
-Ну, ты идешь? – обернулся он у самой двери. Парень заметил свое отражение в зеркале – «Ндэ…ну и мрачный же типчик. И как мне могло прийти только в голову, что я применил обольщение снова, обычно от применения этой способности бывает остаточный эффект. Жалкое зрелище, что я сейчас представляю – мой обычный вид, нет в нем и капли очарования. Моя версия – бред сивой кобылы»
---> Комната Тахлаэра и Анирэ

Отредактировано Sairon (2011-03-09 20:02:41)

+1

18

-Странный взгляд? О чем это ты? Расскажи подробнее
Вопрос поставил юношу в тупик, точнее в такую ситуацию, где была бессильна царица логика. А как известно, он всегда полагался на ее законы и правила, исключая даже маленькую долю вероятности, что в его голове может поселиться хаос. Хотя в случае с Фальфарелло было бы верно высказывание героя одного из рассказов Честерона : «Быть может, он безумец, но в его безумии есть логика. В Сумасшествии всего есть место логике. Именно это и сводит человека с ума». Любой, кто знал Краузе хотя бы на уровне хорошего знакомого, не мог бы вообразить юношу сбитого с колеи и пытающего вспомнить, что именно было не так с тем неблагополучным взглядом. Лишенный своего главного соратника в мыслительном процессе, он пытался с точностью воспроизвести тот момент в ванной, но ничего необычного так и не смог вспомнить. Что же могло тогда привлечь мое внимание? - если бы явление когнитивного диссонанса имело место быть в голове немца, то не замедлило бы явить себя на свет, - буднично-золотистые глаза, искрящиеся как оголенный провод... Искрящиеся глаза. Эврика! Неизвестно, то ли подействовала таблетка метемизола натрия, то ли количество нейронов, потерянных за ночь, поспешило восстановить свою популяцию, действуя слаженно и эффективно, как и сам немец. Только являлось ли это весомым аргументом, Фальфарелло не знал, поэтому выдал единственный вариант, который пришел к нему в голову, исключавший последующие вопросы - вуаль затемнения рассудка, к тому же он, действительно, соображал сейчас не так, как раньше. Естественно, это несколько выводило юношу из себя, но виду он не подавал, к тому же сосед решил проявить акт милосердия, обняв друга по-братски и пытаясь напоить его каким-то зельем. Впрочем Сайрон мог бы так не стараться, Краузе все равно бы не стал отказываться от зелья, все-таки господин Инсангар старший был не последним человеком в зельеварении и обладал неоспоримым авторитетом в общественных кругах его профессии. Юноша покорно выпил предложенный напиток, пробуя на вкус распознать ингредиенты. Вроде там была ромашка, корень петрушки, что-то напоминающее сок красной смородины, но Фальфарелло был не уверен, все-таки это не его конек. Выпив лекарство, юноша почувствовал, как его тело несколько размякло и он положил голову на плечи другу. От волос Сайрона исходил тонкий аромат его любимого мятного масла, заметил юноша.
-Ну же, открой рот, выпей, тебе станет легче
Краузе хотел уж было сказать, что если бы в его мышцах не поселилась несвойственная им вялость, то с удовольствием выпил бы подачку, но понял, что говорить во время поглощения какой-либо жидкости чревато нежелательными последствиями. Хотя надо было отдать лекарству должное. боль почти исчезла, оставив незначительные следы слабости. Но и те, в силу высокой стойкости его организма, должны раствориться в амбициозном самовосприятии юноши, который не мог позволить себе выглядеть слабаком и, тем более, ошибаться. А тот факт, что Сайрон является свидетелем его неважного состояния, ущемляло его гордость. Но почему-то теплые объятия друга позволили ему отстраниться от дурных мыслей и погрузиться свой разум в пучины спокойствия и гармонии. Фальфарелло никогда не позволял себе подобного, но после тамошних кошмарных снов, ему было море по колено.
Какая от тебя помощь в выполнении поручения, коль ты на ногах от боли не стоишь
- Я стою, - Краузе решил доказать слова делом и встал. Как ни странно, но юноша чувствовал себе гораздо лучше, даже система мышления вернулась на круги своя. Не было больше места размякшему тюфяку, Фальфарелло снова стал непроницаемым и всезнающим бревном, каким и был всегда.
-Ну, ты идешь?
Сайрон опередил юношу, который хотел уже упрекнуть того -  так, чего же мы ждем! Как получил подобное заявление от соседа.
- Иду, иду, - протянул юноша и вышел вслед за другом.

---> Комната Тахлаэра и Анирэ

0

19

Прошло три месяца с тех пор, как Фальфарелло в последний раз видел Сайрона. Хотя, если учесть, что на тот момент герр Инсангар находился в состоянии, описанным, как синкопа, то вряд ли стоит его учитывать. С тех пор у немца осталась куча вопросов, на которые он и сам не знал хочет ли получить ответы. Но поскольку "Логико-философский трактат" Виттгенштейна учит, что в экзистенции вопроса просто обязано быть наличие ответа. В противном случае, вопрос не имел места быть. Из это следовал вывод: раз есть вопросы, то Краузе должен найти на него ответы, какого они не были содержания.
Именно такие мысли занимали Фальфарелло, развалившегося на идеально застеленной кровати и сжимающего в руке пресловутый трактат. Юноша невольно коснулся взглядом соседнего, пустующего ложа. Интересно, где он? Хоть занятия и не скоро, должен же он уже вернуться из отчего дома.
Все каникулы юноша провел в школьной библиотеке, изучая историю магии и Декартовскую "Геометрию фехтования", каким-то чудом затесавшуюся в магический мир. Впрочем, несмотря на увлеченность любимым занятием, погрузиться полностью в процесс Краузе не смог. Причины его невнимательности крылись в яром желании вспомнить, что произошло в последний учебный день. Но злосчастная память так и не решилась приоткрыть ему завесу тайны. В чем, как юноша догадывался, была подоплека магического характера.
Больше никаких изменений в характере Фальфарелло не наблюдалось, чего не скажешь про его внешний вид. Посетив медицинское крыло, немец выяснил, что у него нарушение формы хрусталика правого глаза - попросту, астигматизм. Теперь по вечерам или, когда Краузе читал, он надевал строгие очки в роговой оправе. Впрочем, данная альтерация никак не ухудшила его внешний вид, а скорее даже являлась завершаемым штрихом в картине идеального "ordnung"а его обладателя.
Фальфарелло с семьдесят четвертый, он считал, раз взглянул на часы. Было еще рано спускаться вниз, вероятность того, что хотя бы половины школы уже собралась, была крайне мала. Поэтому он нацепил на нос очки, развернул "Логико-философский трактат" и принялся за штудирование фолианта.

0

20

Главнный выход--->

"Дернул же черт меня использовать Очарование...зато теперь я точно знаю, что просто необходимо продолжить тренировку...подумать только всего за несколько лет настолько разучиться управлять способностью...ну да ничего, я еще не только верну прежние умения, но и усовершенствую! Как правильно заметил отец, негоже разбрасываться направо и налево даром, данным от природы, в конце концов, я могу применить ее и в бою..." - да да, тут Сайрон вспомнил о том, что взбесившееся Очарование прекрасно действовало не только на прекрасную половину населения школы, но позволило благополучно совратить и соседа по комнате, а также, если б не тот парнишка с Темных начал, и остальных студентов, собравшихся в гостиной рыцарского факультета. Угрызения совести вновь возыграли в, как казалось со стороны, черствой душе старосты, и, мысленно надеясь, что Краузе уже покинул комнату, Сай потянул за ручку двери их общей спальни, прислушиваясь. Ни единого шороха не раздалось с половины помещения, принадлежащей немцу. Сердце пиромага немного поуспокоилось и прекратило бешенно колотиться - "Наверное, ушел на завтрак" - наииииивный. Староста, даже не взглянув на кровать соседа, прямиком прошел к своему шкафу и начал распаковывать чемодан как ни в чем не бывало. И лишь ведомый непонятно каким чувством жопой почувствовал, не иначе, может краем глаза заметил и отдалось в подсознание, Инсангар обернулся, бледнея, и обнаружил ни кого иного как лежащего на аккуратно заправленной постели Фальфарелло. Ну и не найдя ничего лучше для начала столь серьезного разговора, к которому готовился все лето и которого в душе боялся до дрожи, пробормотал:
-А...привет...ты здесь...

0


Вы здесь » .магический мир Ланетта » Факультет "Магии и меча" » Комната Фальфарелло и Сайрона